Сериал ‘Бригада’ вышел на телеэкраны в 2002 году и сумел сразу же завоевать статус культового, а роль Саши Белого, который выступал лидером преступной группировки, остается одной из самых ярких в творческой биографии российского актёра Сергея Безрукова. Об этом сообщил сайт ‘obaldela.ru’ Об этом сообщает Компромат СНГ Читайте Знай в Google News! В многосерийной ленте его жену сыграла Екатерина Гусева. Вместе с ней, ему удалось убедительно изобразить супружескую пару. Поклонники то и дело твердили о том, что они в реальной жизни тоже любят друг друга. Однако все оказал ...

Экономика

    Новости

    Ирану не страшен Совбез ООН


    Тот факт, что из пяти стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН (Великобритания, КНР, Россия, США, Франция) ни одна не использовала право вето в ходе голосования по новому пакету санкций против Ирана, сам по себе является успехом. До сих пор любые попытки ужесточить принимаемые по отношению к Тегерану меры наталкивались на демонстративное сопротивление России и тихое, но от этого не менее эффективное сопротивление Китая.

    Нынешнее голосование прошло с совсем другими настроениями. Госсекретарь США Хилари Клинтон отметила, что этот пакет станет важнейшим комплексом санкций, когда-либо применявшихся к Ирану, впрочем, эта позиция не вызвала удивлений. А вот решительное выступление российского президента Дмитрия Медведева, подчеркнувшего во время двухдневной встречи в Берлине с канцлером ФРГ, что «мы не верим в эффективность санкций, но иногда они оказываются необходимы», — это уже новое слово во внешней политике Кремля.

    Впрочем, в эффективность санкций не верит и сам иранский президент: Махмуд Ахмадинеджад не устает повторять, что его страна «больше не будет готова вести переговоры о своей ядерной программе». В конце концов, считает президент Ирана, как страна, подписавшая договор о нераспространении ядерного оружия, Иран имеет право на самостоятельное обогащение урана.

    Если говорить откровенно, большинство политологов считает, что новый пакет «небывалых», по словам Хилари Клинтон, санкций — не более чем слабенький компромисс. Необходимость во что бы то ни стало заполучить согласие России и Китая привела к тому, что комплекс санкционных мер оказался далеко не столь впечатляющим, как этого хотелось бы США, Великобритании, Франции и Германии.

    С другой стороны, главный орган ООН уже успел принять три «санкционных» резолюции в отношении Тегерана, и ни одна из них не подвигла Иран к остановке его ядерной программы. Таким образом, вряд ли можно ожидать, что на этот раз президент Ахмадинеджад вдруг «проникнется» и пойдет на уступки. Его тактика давно ясна, ее можно выразить словами Владимира Путина: «А товарищ волк слушает да кушает». Тут — гневная речь против «источника мирового Зла», Америки, там — разговоры о возможном соглашении с Турцией и Бразилией об обогащении урана за рубежом, а цель одна: тихой сапой дотянуть до того момента, когда президент Ирана сможет с трибуны объявить о том, что отныне у его страны появилась «исламская бомба» и все америки с израилями, а также заодно и россии с китаями могут катиться туда, где Мустафа верблюдов не пас.

    Согласно предположению экспертов, возможно, основной целью нового пакета санкций является вовсе не принуждение Ирана к сокращению ядерной программы, а попытка ослабить в экономическом и военном отношении главную опору нынешнего режима в Тегеране: Стражей Исламской революции, а также милицию-бассидж, подчиненную напрямую Ахмадинеджаду. В пакете имеется пункт о том, что Ирану отныне будут запрещены закупки танков, боевых вертолетов, военных кораблей и ракетных систем. Причем речь идет не только о новых, современных видах вооружений, но и об устаревших системах оружия и даже о запчастях к уже имеющейся на вооружении у Ирана боевой технике. Предусмотрены также запреты на въезд в страны-члены ООН для функционеров и даже для наемных сотрудников корпуса Стражей Исламской революции, замораживание их зарубежных счетов и ограничение их права вести бизнес за пределами Ирана.

    Ограничения на поставки вооружений могут оказаться достаточно эффективной мерой: в данный момент Иран располагает далеко не самыми новыми образчиками вооружений, в основном, советского образца времен максимум 80-х годов ХХ века. Все они поддерживаются в приличном состоянии, но если вдруг Иран не сможет получать для них запчасти — уже буквально через год удержать боеспособность иранской армии на нынешнем уровне будет проблематично. А вот в том, что касается экономической составляющей, новые санкции могут оказаться контрапродуктивными. Потому что корпус Стражей с момента «воцарения» Ахмадинеджада успел развиться в мощнейшую в Иране экономическую силу. Идет ли речь о постройке аэропорта в Тегеране или о новом контейнерном порте на побережье Персидского залива — Стражи Исламской революции везде имеют право решающего голоса. Таким образом, ограничение иранской внешней торговли, скорее, усилит внутриполитическое значение этой военизированной организации.

    Накануне голосования было ясно, что большинство в 9 голосов будет набрано и никакого вето со стороны постоянной пятерки государств не ожидается. Против принятия резолюции высказались лишь Ливан, Бразилия и Турция, но в конце концов за введение санкций проголосовали целых 12 стран. Турция также не стала голосовать против, а только лишь воздержалась из тактических соображений: чтобы сохранить за собой статус, с одной стороны, эффективного посредника на переговорах с Ираном, с другой же — не повредить новому внешнеполитическому курсу Реджепа Эрдогана, который ускоренными темпами «наводит мосты» с исламскими странами ближневосточного региона и столь же усиленно открещивается от былой дружбы с Израилем. Кроме лидеров трех перечисленных государств, против принятия санкций отдала свой голос лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади. По ее мнению, все эти меры в первую очередь отразятся на иранском народе, в то время как власть имущие останутся, как говорится, «в шоколаде».