Инесса Шевчук торгует проститутками. В последнее время слова эскорт, «Дом-2» и Янка Шевцова являются синонимами. Всех проституток из ДОМа2 продает Инна Шевчук! Инесса Шевчук после «Дома-2»: шикарная жизнь, пластика, квартира Инесса Шевчук покинула «Дом-2» еще в 2015 году. Как сложилась ее жизнь за периметром, и чем девушка занимается сейчас? Пластика После ухода с проекта Шевчук начала активно себя переделывать. Сейчас в ней сложно узнать ту невзрачную девушку, какой она пришла на реалити-шоу. Внешность куклы Барби – заслуга пластических хирургов. После кардинального преображения жизнь Инесс ...

Экономика

    Новости

    Почем и кого «лечит» Татьяна Бахтеева? Расценки на рейдерство

    Бывает, что человека можно охаректиризировать всего одним предложением. Так вот, Татьяна Бахтеева – личный лечащий врач Рината Ахметова и Бориса Колесникова. Все, на этом можно ставить точку и не читать дальше. Конечно, мы расскажем, почему и что из этого следует. Но суть проста – кого лечит, тот и заказывает музыку.

    Татьяна Бахтеева - племянница Алика Грека, сестра Ахметова, подруга Такташева, любимица Ющенко, мадам «Трамадол»

    Татьяна Дмитриевна Бахтеева – уникальный по способности к мимикрии человек. В разные времена своей бизнесовой и политической жизни она умело меняла разнообразнейшие маски.

    То она распускала слухи о своем родстве с криминальным «авторитетом» Аликом Греком, то представлялась ближайшей подругой не менее «авторитетного» Жигана Такташева, то вдруг оказывалось, что она любимица Президента Ющенко, а сейчас и вообще, выясняется, что она чистокровная татарка и сестра … Рената Ахметова. Примечательно, что все это делается исключительно для того, чтобы отхватить свою «долю» у какого-нибудь бизнеса. Ей бы милицейским генералом быть – далеко бы пошла. Но коль Бог корове рог не дал, генеральские погоны вполне успешно заменяют фальшивые родственные связи.

    Впрочем, если посмотреть официальную биографию Татьяны Дмитриевны, то становится ясно, что несмотря на медицинский диплом, в душе депутатка Бахтеева всегда оставалась коррумпированным чиновником от медицины, четко знающим, где можно заработать деньги.

    Окончив в 1977 году Донецкий мединститут, Татьна Бахтеева лишь три года проработала врачом-терапевтом больницы №2 станции Ясиноватая Донецкой железной дороги.

    Уже в 1980 году она передирается в Донецкую горбольницу на денежную должность заместителя главврача по трудовой экспертизе. Должность такая молодому врачу просто так не давалась. Ведь именно через эту должность шли серьезные по тем временам подношения за определение например, группы инвалидности. Кто и как протолкнул Бахтееву на эту должность – история умалчивает. Умалчивает она и о том, как в 1991 году Бахтеева получила еще более «жирную» должность – председателя Донецкой областной радиологической медико-социальной экспертной комиссии по осмотру ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, ответственной за оздоровление детей “чернобыльцев” на Кубе. Тут тебе и «чернорбыльские» удостоверения, тут тебе и бесплатное оздоровление на Кубе. Интересно, сколько донецких чиновников благодаря Бахтеевой стали «ликвидаторами»? Впрочем, не будем считать чужие деньги.

    В 2002 году в жизни Бахтеевой происходят два важных события – она избирается в парламент Украины и покупает диплом «экономиста» Донецкого государственного университета экономики и торговли. С этого момента врачебная биография Бахтеевой кончается, что, впрочем, не мешает ей сейчас, например, вести подковерную войну против нынешнего министра здравоохранения Мытника.

    Но вернемся к истории. Каким же образом врач-барыга, коей всю жизнь являлась Бахтеева, вдруг попадает в серьезный донецкий бизнес, а затем и в политику. И вот здесь стоит вспомнить о бывшем муже Татьяны Дмитриевны, неком Алимжане Идяятовиче Бахтееве.

    В отличие от своей жены, Татьяны Бахтеевой, ее бывший муж (Алимжан Идяятович, блестящей карьеры в донецком бизнесе не сделал. Его доподлинно установленное место работы — это ОАО «Допас». Фирма занимается автобусными перевозками и принадлежит знаменитому донецкому рейдеру Владиславу Дрегеру.

    Кроме этой фирмы, Дрегер имеет долю в «Транспортном союзе Донбасса», «Авто-экспрессе», «Магистраль», ООО «Автовокзалы Донбасса», ООО «Донецкие вокзалы» и многих других. Как уже писали в СМИ, люди, покупающие билеты в кассах автовокзалов, даже и не подозревают, что примерно четвертая часть от этой суммы попадает именно к Дрегеру.

    Имя Дрегера широко разошлось в прессе в декабре прошлого года, когда в центре Донецка, на улице Розы Люксембург, неизвестные злоумышленники самопальным взрывным устройством, размещенным в корпусе гранаты Ф-1, взорвали мусорный контейнер и стоявший рядом «Мерседес». При взрыве пострадал водитель Дрегера, но, к счастью, не пострадал сидевший на заднем сиденье ребенок.

    Деятельностью, связанной с захватом рынка автобусных перевозок, Дрегер задолго до того, как рейдерским способом вошел в учредители всех этих компаний. И одним из первых шагов в получении контроля над автобусным бизнесом донецкого региона была монополизация поставок топлива автопредприятиям.

    Таким образом еще в 90-е годы, Дрегер нащупал тему, Алимжан Бахтеев ее развил и донес до жены, жена — до ХОЗЯИНА, а тот дополнил свой бизнес (VIK и ООО «ВИК-Т») нефтяным направлением, поручив это Николаю Николаевичу Гавриленко.

    Кстати, о ХОЗЯИНЕ. Благодаря ему, Татьяна Бахтеева не только вошла в нефтяной бизнес, но и стала лицом близким к Колесникову и Ахметову, а затем попала в список Партии регионов. Говорят, что Бахтеева и ее семья подружились с семьей ХОЗЯИНА через его якобы родственника и жениха своей дочери — Тимура Валитова. К тому же супруга (теперь уже вдова) ХОЗЯИНА, как и Бахтеева, врач. И женщины могли пересекаться еще раньше, по работе.

    Впервые 25-летний Валитов появляется в бизнесе именно как соучредитель фирмы жены ХОЗЯИНА. В 1997 году он вместе с Раисой Саитовной Такташевой учреждает фирму «Валес», которая держит аптеки в Донецке и Донецкой области. В это время выпускница Донецкого государственного медуниверситета Ирина Бахтеева еще не его жена, но они уже знакомы. Фирму потом продали, и Валитов перешел в другие структуры ХОЗЯИНА — легендарного Жигана Хамитовича Такташева, 1959 г.р. бывшего военного, знакомого широкой общественности и прессе под именем Евгения Такташева (или даже Такташова), гендиректора ЗАО “ФК ”Шахтер”.

    Путаница с написанием имени и фамилии привела к тому, что о роли Такташева в становлении донецкой, так сказать, элиты очень мало сказано и написано. Только в статье Татьяны Чорновол «Сокровенные тайны «короля Донбасса» в пяти частях: Детство Рината», опубликованной 12.01.2007 на сайте «Обозреватель» находим следующий пассаж.

    «Где же Ахметов зарабатывал деньги? Где работал после школы? На этот вопрос никто однозначного ответа дать не мог. А вот один из соседей Рината Леонидовича, мужчина средних лет вспомнил такую деталь: «Я не знаю, где-то, наверное, в ночную смену. Тогда я утром шел в шахту — он мне часто на дороге попадался, домой возвращался. Всегда приветливо здоровался», — рассказал мужчина, ровесник отца Рината. Как позже оказалось, наш собеседник — это двоюродный брат довольно знакового человека в Октябрьском — Жигана Такташова (покойного вице-президента футбольного клуба «Шахтер». Человека, в свое время довольно близкого к Ахату Брагину). Но ничего большего о Ринате из мужчины вытянуть не удалось…».

    Все, что тут сказано — абсолютно верно. В 90-е годы Жиган Такташев был вторым человеком в иерархии авторитетных людей Донбасса. Его двоюродный брат жил по соседству с семьей Ахметова. Но и сам Такташев, по утверждению донецких источников, являлся родственником Ахметовых. Он ввел молодого Ахметова и молодого Колесникова в ближайшее окружение Брагина, благодаря чему Ринат Леонидович в конечном итоге стал тем, кем стал.

    Но особо тесные дружеские и деловые отношения связывали Жигана Такташева со старшим братом Рината Ахметова Игорем Леонидовичем. В 1999 году они вместе учреждают ЗАО «Укринком» (ОКПО 30278079) для «охоты» на «Белого лебедя». Учредители фирмы мелькали в криминальной хронике образца 2005 года. Это Михаил Ляшко, Игорь Ахметов, Юрий Чертков, Сергей Кий и Жиган Такташев. Против них на свою беду дал показания осужденный за лжесвидетельство на 8 лет (стараниями Бориса Колесникова) главный «оранжевый свидетель» против донецкой мафии, автор одноименной книги Борис Пенчук (бывший директор ТЦ «Белый лебедь»). Что примечательно, в списке акционеров «Белого лебедя» за 2004 год все бандиты, начиная с Игоря Ахметова и кончая Мишаней «Косым» (Ляшко) имеют в среднем по 10-12, 49 процентов акций. И только Жиган Такташев имеет наибольшее количество 12, 5 процентов акций. Маленькая, но значимая «уважуха».

    Згiдно iз Статутом Товариства, зареєстрованим Виконкомом Ворошиловської районної ради м.Донецька, рiшення № 272/17 в?д 03.12.1997р. зi змiнами та доповненнями статутний фонд становить 13 900 000,00 грн. (тринадцять мiльйонiв дев’ятсот тисяч гривень 00 копiйок), який подiлено на 5 000 000 (п’ять мiльйонiв) простих iменних акцiй номiнальною вартiстю 2,78 грн. На дану звiтну дату статутний фонд сформований та оплачений цiлком. Кiлькiсть акцiонерiв: 11622 особи: (6 — юридичнi особи, 11616 — фiзичнi особи). Власники, що володiють бiльш 5 % статутного фонду: 1) Ахметов Iгор Леонiдович — 509 463 простих iменних акцiй, або 10,18926 % статутного фонду; 2) Бабак Андрiй Олександрович — 509 463 простих iменних акцiй, або 10,18926 % статутного фонду; 3) Кiй Сергiй Вiкторович — 624 963 простих iменних акцiй, або 12,49926 % статутного фонду; 4) Ляшко Михайло Михайлович — 624 963 простих iменних акцiй, або 12,49926 % статутного фонду; 5) Пенчук Борис Володимирович — 500 000 простих iменних акцiй, або 10,0 % статутного фонду; 6) Такташов Жиган Хамiтович — 625 314 простих iменних акцiй, або 12,50628 % статутного фонду; 7) Чертков Юрiй Дмитрович — 561 989 простих iменних акцiй, або 11,23978 % статутного фонду.

    Арест Колесникова и угроза других арестов в окружении, заставляют Ахметова весной 2005 года покинуть Украину в сопровождении самых близких ему людей — Жигана Такташева и Сергея Кия. Через год, Жиган Хамитович умирает от тяжелой болезни (как было сказано в некрологе ФК «Шахтер», где его, правда, назвали в «русской транскрипции» Евгением Николаевичем). Единственное, где еще можно отыскать фото Такташева — это сайт Фан-клуба донецкого «Шахтера» .

    Итак, благодаря Жигану Такташеву и собственному мужу наша героиня вошла в «высшие сферы» донецкого бизнеса, а затем и в украинскую политику. Муж впоследствии оказался ненужной обузой, и с ним Татьяна Дмитриевна развелась.

    Весьма примечательно было поведение Бахтеевой во время президентства Ющенко. Несмотря на то, что она числилась в «оппозиционной» Партии Регионов, как свидетельствует официальная биография Бахтеевой, она умудрилась стать зампредседателя опекунского совета благотворительной программы “Детская больница будущего” (проект инициирован Президентом Украины Виктором Ющенко и его супругой Екатериной Ющенко). Надо полагать, именно Татьяна Дмитриевна учила Екатерину Михайловну тонкому искусству воровать деньги на медицине. Напомним, что «Детская больница будущего» оказалась настолько «будущей», что пока что на ее месте есть только котлован, быстро зарастающий травой.

    Но чего не отнимешь у Татьяны Бахтеевой, так это искусства, как бы это по-мягче выразиться… сделать приятно тому, кто ныне находится при власти. Цитируем недавнее, времен президентсва Ющенко интервью Бахтеевой: ««Донна Роза».

    В самом начале интервью в кабинет вносят большой букет белых роз. «Донбасс кого любит, тому только белые розы дарит», — говорю вслух. Татьяна Дмитриевна смеется: «Да уж, фраза, которой я Президента в Донецке встречала, стала легендарной. Да он и меня розой называет».

    Когда это Виктор Андреевич вас розой назвал?

    Был такой случай, был. У нас ведь и раньше теплые отношения были, о семье он много рассказывал. Мы как-то сидели в сессионном зале Верховной Рады — с одной стороны Сафиуллин Равиль, а с другой — Сергей Бубка. Виктор Андреевич подошел, меня обнял и говорит, обращаясь ко всем: «Як вам повезло, як вам повезло. Ви поряд з такою трояндою будете чотири роки сидіти». А это только первые дни в парламенте были, ребята растерялись, что сказать, не знают. Только молчат и смотрят. Я, чтобы ситуацию сгладить, и говорю: «Роза возле вас сидит». Мне было очень приятно. А потом и мне пришлось ему те слова сказать, которые уже в историю вошли.

    А сейчас вот виделись, так он говорит: «Щось ти, Таню, схудла». (Смеется.)»

    Татьяна Бахтеева, Глеб Загорий и Раиса Богатырева: Фармацевтическая мафия и ее корни

    Существует поговорка, что здоровье — бесценно. Увы, но это не так, цена здоровью каждого существует, и она вполне реальна. Это деньги, которые государство тратит на здравоохранение ежегодно, деньги пациентов за лечение в частных и государственных больницах, наконец, деньги за лекарства, приобретаемые в аптеках, пишут «Комментарии».

    Все вместе в масштабах страны это выливается в сотни миллиардов гривен, легальных и не очень. Только государственный бюджет Украины на 2018 год предполагает расходы государства на здоровье украинцев в размере 112,5 млрд. грн.

    Естественно, что такие средства не могут пройти мимо «заинтересованных в их освоении» лиц, которых ласково именуют «фармацевтической мафией». В отличии от навязываемого и даже в чем-то привычного образа мафии, состоящей из крепких молодцов с оружием, фарммафия состоит из вполне солидных и уважаемых людей, занимающих высокие посты — руководители фирм, народные депутаты, министры. И именно это делает их особенно опасными, способными на почти «законных» основаниях распылять миллиарды бюджетных гривен.

    Наценки на фармрынке в 200-300% — норма

    «Зарабатывать» в системе здравоохранения можно по-разному. Мы не говорим сегодня о нескольких сотнях гривен, отдаваемых врачам за правильный диагноз и адекватное лечение или монопольный сговор с целью поднять цены на лекарства на фоне какой-нибудь очередной новой болячки вроде атипичной пневмонии или свиного гриппа.

    Речь пойдет о куда более тонких способах заработка, когда за один раз можно «заработать» миллионы и десятки миллионов гривен.

    Несмотря на уже принятую в стенах Верховной Рады медицинскую реформу, которой предлагается отменить бесплатную медицину, оставив лишь некий «социальный минимум» за счет госбюджета, совсем без медицинской помощи держава украинцев не оставит. Правда, не всех.

    Согласно принятому ранее законодательству, государство продолжит финансировать лечение разного рода льготников, которые получают помощь в больницах. Правительство закупает за счет бюджета оборудование и медпрепараты, необходимые для лечения ВИЧ-инфицированных, больных туберкулезом, онкологическими заболеваниями, гемофилию и ряд прочих.

    Например, в 2017 году на закупку лекарств для льготных категорий было выделено 5,9 млрд. грн. Разумеется, все эти лекарства, как и другие, а также различное оборудование для учреждений здравоохранения, государство приобретает на открытых тендерах, участники которого должны предлагать качественный товар по доступной цене.

    На практике же все традиционно решают связи и способности участников тендера лоббировать свои интересы, причем используются для последнего зачастую те же государственные деньги, за которые приобретаются лекарства и оборудование.

    Особенно ценятся тендеры по закупке медицинского оборудования: суть проста — если заменить пару элементов и деталей на аппарате, можно превратить его в уникальный по своей стоимости. Завышение стоимости медицинского оборудования превышает зачастую 200-300%, а сумма одной сделки, например, по закупке ускорителя частиц для лучевой терапии онкозаболеваний вполне может достигнуть нескольких миллионов долларов.

    Тендера с лекарствами считаются менее прибыльными, но и тут наценка как правило не опускается ниже 100%.

    Разумеется, подобные схемы не могут существовать без участия высокопоставленных чиновников.

    До 2014 года основными кланами в Украине считались: министерский — во главе с министром здравоохранения времен Януковича Раисой Богатыревой и «депутатский» — во главе с народным депутатом Украины и тогдашней главой парламентского комитета по здравоохранению Татьяной Бахтеевой.

    За каждым из кланов стояли определенные фирмы, которые выигрывали на проводимых Минздравом тендерах. Так «базовой» структурой Раисы Богатыревой эксперты и СМИ называли ООО «Людмила-Фарм», учредителями которой являются Елена Миронова и Константин Грошев (последний и возглавляет компанию). В период с 2012 по 2014 год общая сумма выигранных ею государственных тендеров составила более 1,2 млрд. грн.

    В феврале 2015 года Служба безопасности Украины сообщила о раскрытии коррупционной схемы, по которой пос­тавщики лекарств нанесли госбюджету ущерб почти на 1,3 млрд грн. По сообщению СБУ, изобличенный ею фармдистрибьютор декларировал в таможенных доку­мен­тах заведомо завышенные заку­почные цены (на 20-40% вы­ше реальных). Учитывая схожесть цифр, полученных на тендерах ООО «Людмила-Фарм», на фармрынке заговорили, что дело возбуждено именно по данной фирме. Впрочем, судя по отсутствию новостей, если это и было так, то свои проблемы компания успешно решила.

    «Опорными» же структурами Татьяны Бахтеевой считали ООО «Медикалгруп-Украина» и ООО «Допомога-1», контролируемые братьями Фисталями — Владимиром и Германом, сыновьями известного донецкого врача Эмиля Фисталя.

    Нардеп сделала ставку на сферу гемодиализа: пациенты, больные этим заболеванием, должны постоянно получать лечение, что приводит к масштабным расходам на покупку за счет государственных средств расходных материалов на его проведение.

    Причем эта ставка работала и после ухода Януковича: в феврале 2016 года работники Управления защиты экономики (УЗЭ) Национальной полиции в городе Киеве разоблачили преступную схему хищения бюджетных средств, выделенных на закупку комплектов для проведения гемодиализа для больных киевлян на сумму 82 миллиона гривен. И тут не обошлось без братьев Фисталей и их коммерческих структур.

    Впрочем, расследование ничего не дало, во всяком случае в ноябре 2017 года КГГА заключила договор о поставке 118 подъемных платформ для инвалидов-колясочников на сумму почти в 10 миллионов гривен с одной из фирм, за которой эксперты снова увидели руку братьев Фисталь и Татьяны Бахтеевой.

    Как тут не сказать в адрес нынешних чиновников страны, готовых жить по-новому и по-европейски: «ничего личного и никакой политики — чистый бизнес».

    Впрочем, имеют свой «кусок хлеба» на фармации не только министры и нардепы. Достается и рядовым экспертам Государственного Экспертного Центра, который решает, какие производители могут реализовывать свои препараты в Украине как соответствующие всем отечественным требованиям.

    Например, специалист по инсулину и лекарствам от диабета Борис Маньковский, определяющий какие лекарства от диабета можно продавать в Украине, за 2014-2016 годы получил, по версии СБУ, свыше 4 миллионов гривен от производителей инсулина и лекарств для диабетиков.

    На смену политикам на фармрынок пришли бизнесмены

    Впрочем, далеко не одни только Раиса Богатырева и Татьяна Бахтеева были заинтересованы в выигрыше на тендерах лояльных к себе компаний. Имелись и другие, имена которых в октябре 2015 года в интервью изданию «Главком» назвал экс-гендиректор фармацевтической фирмы «Дарница», а ныне народный депутат от Блока Петра Порошенко Глеб Загорий.

    По его словам, это компании, близкие к Петру Багрию, к Николаю Кузьме, к Андрею Лирныку, группа компаний «Людмила-Фарм».

    Информацию нардепа журналисты дополнили еще одной фамилией — Борис Литовский.

    «Золотая» троица «фармацевтической мафии» Украины, сменившей на тендерах фирмы «регионалок» Богатыревой и Бахтеевой, по мнению журналистов, выглядит следующим образом: Петр Багрий (ПАО «Ганза», ООО «Фармацевтические препараты регионов»), Борис Литовский (ООО «Нортон Украина» и множество других), Николай Кузьма (ООО «Укрмед»).

    Бесспорным лидером по суммам освоенных «тендерных» средств в этом списке является Петр Багрий, начавший свою деятельность на фармрынке еще в начале 2000-х годов и во главе угла поставивший бизнес, а не политику. Во всяком случае он умудрялся дружить со всеми политическими командами, как оранжевыми, так и бело-голубыми, подтверждая свое реноме прежде всего коммерсанта, пусть и скандального.

    Особенно показателен скандал с закупкой для Украины препарата «Тамифлю», который Багрий умудрился «продать» государству с 400%-й накруткой по 251 гривен. По стране, тогда как раз гуляла истерия вокруг свиного гриппа, в котором активно участвовала премьер-министр Юлия Тимошенко.

    Стоит ли удивляться, что в 2014 году фирмы Багрия по данным СМИ заработали 478 миллионов гривен на государственных тендерах.

    Примерно в одно время с Багрием на украинском фармацевтическом рынке появился Николай Кузьма, также обладавший умением находить подход к сильным мира сего от медицины. Его специализацией стали закупки за счет государственных средств медицинского оборудования. В том же 2009 году он также фигурировал в скандалах вокруг «героической борьбы» Юлии Тимошенко со свиным гриппом, продав передвижные лаборатории для диагностики «калифорнийского» гриппа по завышенным ценам через фирму ЧП «МБК». А также автомобили скорой помощи, которыми оказались малоприспособленные легковушки фирмы «Опель». По результатам махинаций со «скорыми» против директора его компании ТОВ «Укрмед» возбуждено уголовное дело в связи с нанесением ущерба государству. Несмотря на очередную смену власти, до сих пор Николай Кузьма пользуется славой человека, через которого можно решить любой вопрос в Минздраве. Об этом свидетельствует и наличие его имени в топ-листе бизнесменов, получающих тендерные деньги за медоборудование.

    Любопытно, что в 2015 году он засветился в подготовке покупки за государственный счет бронеавтомобилей для МВД на сумму 500 миллионов гривен, судя по всему решив расширять сферу деятельности.

    По сведениям журналистов, несмотря на довольно незначительные объемы выигранных тендеров, является одним из главных игроков на фармрынке, чьи связи в медицинских, политических и правоохранительных кругах трудно переоценить. На протяжении всех лет деятельности Бориса Литовского в Украине он пользовался покровительством высших чинов СБУ. Ему также удалось установить влияние на тогдашнего президента Виктора Ющенко через его дочь Виталину. Политико-административный капитал бизнесмен незамедлительно инвестировал в прибыль на рынке фармпрепаратов. Одним из способов ее извлечения стало получение эксклюзивных сертификатов на поставки на рынок ретровирусных и онкопрепаратов.

    БПП-ДНРовский роман в фармацее

    Упоминавшийся выше народный депутат Украины Глеб Загорий, раскрывающий имена главных победителей тендеров Минздрава, отнюдь не так чист, как ему бы того хотелось. Более того, своей скандальной репутацией он может поспорить с любым из вышеперечисленной тройки.

    До своего избрания в народные депутаты Украины от Блока Петра Порошенко в 2014 году Глеб Загорий был гендиректором ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» и формально переложил ответственность за бизнес на отца.

    Понятно, что у нардепа просто не может не быть профессионального интереса к фармацевтическому бизнесу в Украине, еще в 2014 году оцениваемому минимум в 40 миллиардов гривен.

    Загорий решил не размениваться на мелочи и сразу брать под контроль Минздрав, пристроив на должность заместителя к тогдашнему министру здравоохранения Александру Квиташвили своего человека Александру Павленко — дочку бывшего народного депутата Сергея Павленко. По образованию новый зам была юристом и запомнилась защитой интересов российской авиационной компании «Сибирь» в деле о «якобы» сбитом украинцами российском самолете ТУ-154 над Черным морем, впрочем, благополучно проигранном.

    Главой же Государственного экспертного центра, того самого, эксперт которого за 3 года зарабатывает 4 миллиона гривен, стал бывший помощник Загория как нардепа Иван Бавыкин.

    Впрочем, явный лоббизм Загорию не помог, так как в 2015 году в Минздраве провели внутреннее расследование обвинений в коррупции, министр Александр Квиташвили ушел в отставку, лишилась своего поста весной 2016-го и Александра Павленко.

    Но и без того у Глеба Загория хватало схем заработка. Глеб Загорий может оказаться причастным к торговле медпрепаратами в самопровозглашенной ДНР.

    Так, одним из главных игроков на фармрынке ДНР является ООО «Медикодон плюс» с сетью аптек «Аптека 003». В подконтрольном Украине Мариуполе зарегистрирована фирма с аналогичным названием и уставным фондом в 1000 гривен. В учредителях этой компании числится один из крупнейших донецких фармбизнесменов Павел Свистун, который по данным «112 Украина» совместно с партнером Сергеем Ходосом является теневым владельцем ООО «Медикодон плюс» в самопровозглашенной ДНР.

    Некоторые журналисты предполагают, что партнером донецких бизнесменов может быть как раз народный депутат Украины Глеб Загорий, который якобы, в 2015 году приобрел аптечную сеть «Аптека 03», покрывающую 11 городов Украины и насчитывавшую 70 аптечных заведений. Выручка компании лишь за 2015 год исчисляется почти 700 млн. грн. Записана была сеть аптек на ООО «ТВА-Групп», после чего «доверенные лица» нардепа вошли в состав акционеров «ТВА-Групп».

    Так что не исключено, что народный депутат Украины от Блока Петра Порошенко Глеб Загорий, помимо попыток подмять под себя фармацевтический рынок Украины, не прочь сделать это в самопровозглашенной ДНР, используя для этого партнеров – донецкий бизнесменов Сергея Ходоса и Павла Свистуна.

    Слишком уж большие деньги крутятся в фармацевтическом рынке Украины и много соблазнов, чтобы упускать рынок лекарств и в Донбассе.

    Татьяна Бахтеева, как образец современного Остапа Бендера

    Не перевелись еще Остапы Бендеры в Украине. Это доказывает опыт Татьяны Бахтеевой, которая решительно пытается отобрать пальму первенства в стране по мимикрии и камуфляжку в бизнесовом и политическом мире.

    Татьяна Дмитриевна Бахтеева мастерски оказывалась то родственницей известного криминального авторитета Алика Грека, то подругой его «коллеги» Жигана Такташева. После прихода к власти Виктора Ющенко, выяснилось — что она его любимица. Теперь же — вообще сестра Рината Ахметова, да еще и чистокровная татарка при этом.

    Сложно сказать, была ли коррупция распространена при СССР, но если посмотреть на официальную биографию Бахтеевой, становится интересно:

    1977. Татьна Бахтеева после окончания Донецкого мединститута работает терапевтом в больнице на железнодорожной станции Ясиноватая под Донецком.

    1980. Донецкую горбольница, должность заместителя главврача по трудовой экспертизе. Надо сказать место хлебное и труднодоступное, особенно для молодых врачей. Ведь инвалидность и прочие привилегии проходили именно через нее. А в советское, да и наше время без взяток это неосуществимо.

    1991. Должность председателя Донецкой областной радиологической медико-социальной экспертной комиссии по осмотру ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, ответственной за оздоровление детей «чернобыльцев» на Кубе

    1997. Генеральный директор, главврач Донецкого областного клинического территориального медицинского объединения.

    2002. У Бахтеевой появляется диплом «экономиста» Донецкого государственного университета экономики и торговли, а кроме того, она становится народным депутатом Украины, после чего врачом она уже никогда не была.

    Все это чудесно, вот только возникает вопрос, неужели сказка о Золушке возможна и в реальной жизни? Или же все это трогательная романтика, потому что по законам современной жизни простой врач-барыга в политику не попадает. При условии того, что муж Бахтеевой, ее бывший муж Алимжан Идяятович Бахтеев блестящей карьеры в донецком бизнесе не сделал, а значит продвинуть свою жену наверх тоже не мог. Сейчас он занимается автобусными перевозками, а фирма принадлежит знаменитому донецкому рейдеру Владиславу Дрегеру. Кроме этой фирмы, Дрегер имеет долю в «Транспортном союзе Донбасса», «Авто-экспрессе», «Магистраль», ООО «Автовокзалы Донбасса», ООО «Донецкие вокзалы» и многих других. Как уже писали в СМИ, люди, покупающие билеты в кассах автовокзалов, даже и не подозревают, что примерно четвертая часть от этой суммы попадает именно к Дрегеру, одним из первых шагов которого в получении контроля над автобусным бизнесом донецкого региона была монополизация поставок топлива автопредприятиям. Вот так в лихие девяностые Дрегер расшевелил дело, Алимжан Бахтеев развил тему и донес до жены, жена — до хозяина, а тот дополнил свой бизнес (VIK и ООО «ВИК-Т») нефтяным направлением, поручив это Николаю Николаевичу Гавриленко.

    Вот так и Татьяна Бахтеева не только вошла в нефтяной бизнес, познакомилась с Колесниковым и Ахметовым, а затем попала в список Партии регионов. Ходят слухи, что дружба могла возникнуть еще по одному поводу. Этот повод — Тимур Валитов, а отношения, как это принято, закрепляются брачным союзом семей, что и произошло.

    Впервые Тимур Валитов, которому на тот момент было 25 лет, появляется в бизнесе именно как соучредитель фирмы жены хозяина. В 1997 году он вместе с Раисой Саитовной Такташевой учреждает фирму «Валес», которая держит аптеки в Донецке и области. В это время выпускница Донецкого государственного медуниверситета Ирина Бахтеева еще не его жена, но они уже знакомы. Фирму потом продали, и Валитов перешел в другие структуры — легендарного Жигана Хамитовича Такташева, 1959 г.р. бывшего военного, знакомого широкой общественности и прессе под именем Евгения Такташева (или даже Такташова), гендиректора ЗАО «ФК «Шахтер».

    Увы, информации об этом крайне мало. Только в статье Татьяны Чорновол «Сокровенные тайны «короля Донбасса» в пяти частях: Детство Рината», опубликованной 12.01.2007 на сайте «Обозреватель» находим следующий пассаж.

    «Где же Ахметов зарабатывал деньги? Где работал после школы? На этот вопрос никто однозначного ответа дать не мог. А вот один из соседей Рината Леонидовича, мужчина средних лет вспомнил такую деталь: «Я не знаю, где-то, наверное, в ночную смену. Тогда я утром шел в шахту — он мне часто на дороге попадался, домой возвращался. Всегда приветливо здоровался», — рассказал мужчина, ровесник отца Рината. Как позже оказалось, наш собеседник — это двоюродный брат довольно знакового человека в Октябрьском — Жигана Такташова (покойного вице-президента футбольного клуба «Шахтер». Человека, в свое время довольно близкого к Ахату Брагину). Но ничего большего о Ринате из мужчины вытянуть не удалось…».

    На самом деле в то лихое время, Жиган Такташев был вторым человеком в иерархии авторитетных людей Донбасса. Его двоюродный брат жил по соседству с семьей Ахметова. Но и сам Такташев, по утверждению донецких источников, являлся родственником Ахметовых. Он ввел молодого Ахметова и молодого Колесникова в ближайшее окружение Брагина, благодаря чему Ринат Леонидович в конечном итоге стал тем, кем стал.

    Но особо тесные дружеские и деловые отношения связывали Жигана Такташева со старшим братом Рината Ахметова Игорем Леонидовичем. В 1999 году они вместе учреждают ЗАО «Укринком» (ОКПО 30278079) для «охоты» на «Белого лебедя». Учредители фирмы мелькали в криминальной хронике образца 2005 года. Это Михаил Ляшко, Игорь Ахметов, Юрий Чертков, Сергей Кий и Жиган Такташев. Против них на свою беду дал показания осужденный за лжесвидетельство на 8 лет (стараниями Бориса Колесникова) главный «оранжевый свидетель» против донецкой мафии, автор одноименной книги Борис Пенчук (бывший директор ТЦ «Белый лебедь»). Что примечательно, в списке акционеров «Белого лебедя» за 2004 год все бандиты, начиная с Игоря Ахметова и кончая Мишаней «Косым» (Ляшко) имеют в среднем по 10-12, 49 процентов акций. И только Жиган Такташев имеет наибольшее количество 12, 5 процентов акций. Маленькая, но значимая «уважуха».

    Благодаря Жигану Такташеву и собственному мужу наша героиня вошла в «высшие сферы» донецкого бизнеса, а затем и в украинскую политикупосле чего муж уже был не нужен и все закончилось разводом.

    Несмотря на то, что во времена Ющенко, Бахтеева числилась в «оппозиционной» Партии Регионов, как свидетельствует официальная биография, она умудрилась стать зампредседателя опекунского совета благотворительной программы «Детская больница будущего» (проект инициирован Президентом Украины Виктором Ющенко и его супругой Екатериной Ющенко). Надо полагать, именно Татьяна Дмитриевна учила Екатерину Михайловну тонкому искусству воровать деньги на медицине. Напомним, что «Детская больница будущего» оказалась настолько «будущей», что пока там даже фотографировать не разрешают — один котлован.

    Вот такие у нас депутаты бывают. Зато Бахтеева, кроме всех прочих регалий, награждена Орденом княгини Ольги ІІІ степени, орденом «Шахтерская слава» І, ІІ и ІІІ степеней.

    Как Татьяна Бахтеева, украв миллиарды, договорилась с Яценюком. Расследование

    Здоровье украинцев — одна из главных статей расходов бюджета нашей страны. Даже сейчас, когда война на востоке угрожает самому существованию Украины, мы тратим на здравоохранение 48 миллиардов гривен. Это сумма бюджетных расходов на здравоохранение в регионах (44 млрд грн) и на Минздрав с его госпрограммами закупки лекарств и медицинских изделий (4,1 млрд грн). Это больше, чем расходы на армию, которые составили 42,1 млрд гривен. Куда уходят эти деньги, если мы все и за всё платим при любом посещении врача, а даже простая операция стоит неподъёмные простым украинцам тысячи, а то и десятки тысяч долларов?

    Деньги, которые выделяются сейчас, разворовываются по пути к обычному пациенту. Лепту в этот процесс вносит не столько казнокрадство на самом верху (Минздрав распоряжается всего десятой частью расходов на здравоохранение в Украине), сколько безудержное воровство и дикая коррупция в регионах Украины. В каждой области действуют чиновники-махинаторы, которые не прочь нагреть руки на здоровье своих земляков. Помогают в этом фирмы с разветвленной сетью коррупционных «щупалец», налаженными схемами сокрытия преступлений, подставных фирм, купленными чиновниками и правоохранителями, и самое главное — политической «крышей».

    Самая лакомая часть коррупции в украинском здравоохранении — это закупки дорогого медицинского оборудования. Причина проста: на лекарствах нельзя получить запредельный «откат», потому что стоимость препаратов легко сравнить. В случае же с медоборудованием замена всего нескольких узлов прекращает агрегат в «уникальный», с уникальной стоимостью. Неудивительно, что завышение стоимости медоборудования достигает 200%, при этом сумма одной-единственной сделки может составить несколько миллионов долларов (столько, например, стоит ускоритель частиц для лучевой терапии рака).

    Во времена Януковича политической «крышей» для большинства схем, связанных с продажей в Украине дорогостоящего медоборудования была яркая представительница «донецкого клана», глава комитета Верховной Рады по здравоохранению с 2007 года и во времена Януковича, Татьяна Бахтеева. Деятельность Татьяны Бахтеевой тесно связана с работой крупнейшей из групп, которая занимается поставками медоборудования на украинский рынок — группы братьев Фисталей. Герман и Владимир Фистали — сыновья известного донецкого врача Эмиля Фисталя, которые во время господства Януковича и «донецкого клана» взошли на «Олимп» украинского рынка медоборудования.

    Татьяна Бахтеева, как не раз писали медицинские и антикоррупционные общественные организации, использовала весь свой административный ресурс (в частности, дружбу с Николаем Азаровым) для «помощи» братьям Фисталям и укрепления их бизнеса. Главным орудием в этой работе был контроль над главным государственным регулятором в области медицинской техники и лекарственных средств, руководство которого, как сообщала общественная организация «Медицинский контроль», курировало все вопросы с быстрой и сверхбыстрой регистрацией медоборудования в Украине, охраной монопольных позиций Фисталей (то есть, беспричинном отказе в регистрации изделиям конкурентов), а Татьяна Бахтеева обеспечивала политическое прикрытие процесса. В результате фирмы, связанные с братьями Фисталями, стали почти эксклюзивными поставщиками оборудования во все институты Национальной академии медицинских наук, в ряд крупнейших больниц Украины. Это приносило колоссальные прибыли, а госбюджету и рядовым украинцам, соответственно, колоссальные убытки.

    Казалось бы, речь идет о реалиях эпохи Януковича, и после Майдана строители коррупционных схем должны были уйти. Но не тут-то было. «Крестная мать» схем с поставками медоборудования Татьяна Бахтеева — и сейчас народный депутат («Оппозиционный блок»), член комитета по здравоохранению Верховной Рады Украины. Влияние Бахтеевой на закупки медоборудования, как утверждают в кулуарах игроки этого рынка, не только не уменьшилось, но, напротив, выросло. И лучшее свидетельство тому — успехи братьев Фисталей и их совместных с Татьяной Бахтеевой «проектов».

    В июле 2015 года появилась информация об обыске в офисе фирмы «Медикалгруп-Украина», являющейся украинским представительством немецкой компании B.Braun и находящейся под контролем Фисталей. Вплоть до последнего времени «Медикалгруп-Украина», как сообщали в СМИ, торговала поддельными египетскими и турецкими изделиями для гемодиализа под видом более качественных немецких. В схеме участвовала и «Медицинская торговая компания», также контролируемая Фисталями. Получить все нужные регистрационные документы не было проблемой, учитывая возможности Татьяны Бахтеевой.

    Не было проблемой и организовать оффшорные предприятия для построения схем по завышению стоимости медизделий. Обыск в офисе привел к международному скандалу: немецкое издание JudischeZeitung обрушилось с критикой на B.Braun за работу в Украине с посредником, который изготавливал подделки. По мнению украинского СБУ, использование некачественного поддельного оборудования для гемодиализа стоило жизни 10 украинским пациентам. Информация о начатом расследовании попала в украинские СМИ. Однако, после всего — обыска, журналистского расследования, служебной переписки СБУ — следствие вдруг застопорилось. Это возможно только при наличии не просто сильной, а очень сильной политической «крыши», способной «замять дело».

    Яркое доказательство того, что Бахтеева сохраняет свое влияние на госзакупки медоборудования — торги Минздрава 2015 года. Несмотря на попытки министра Александра Квиташвили очистить министерство от коррупции, пока это ему не удается. Анализ номенклатуры закупок Министерства здравоохранения Украины на 2015 год, проведенный организацией «Медконтроль», показывает: по программе борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями МОЗ закупит большую часть медизделий у Фисталей.

    Главная по значимости позиция в номенклатуре закупок МОЗ — механические клапаны (14,8 млн. грн.) — представляет собой сборный лот с конкретными наперед определенными количествами трех разных производителей, которые жестко конкурируют во всем мире и в Украине: St Jude (в Украине этого производителя представляет компания Фисталей «Флауер»), ONX (в Украине их представляет компания со словацкими учредителями «Медитрейд»), ATS Medical (находится в сфере влияния бизнесмена Николая Кузьмы). Само наличие такого лота указывает о монопольном сговоре: ни один отдельный дистрибьютор не может торговать конкурирующими позициями без теневой договоренности с их представителями в Украине. Именно Фисталей обвиняют в том, что они организовывают монопольный сговор по этой позиции, «собирают рынок», как говорят в этих кругах.

    К чему приводят такие «договорняки»? Прогнозные цены МОЗ на расходные материалы по кардиологии и так в несколько раз выше, чем в соседних (парадокс — более богатых!) странах. Монопольный сговор означает, что цены на расходные материалы для операций на сердце будут не просто высокими, а сверхвысокими. С одной только этой программы Фистали, Бахтеева и компания получат несколько десятков миллионов гривен «дохода». А что получат пациенты? Смерть. Сердечно-сосудистые заболевания — первая по распространенности причина смерти украинцев. Государство обеспечивает необходимыми расходными материалами только 10% пациентов. Один комплект для стентирования в итоге будет стоить 60-70 тысяч гривен, за одну операцию устанавливают 2-4 стент-системы. То есть, только расходные материалы обойдутся пациенту в 5-10 тысяч долларов, а ведь еще нужно будет платить за операцию. Ожидаемая МОЗ цена на стенты, с учетом готовящегося монопольного сговора, составит 9 200 грн.

    Без колоссального завышения средств, без коррупционных монопольных сговоров, без алчной политической «крыши» стент-системы могут стоить 3 900 грн: именно за столько их закупили на торгах в Черкассах в июле этого года. При том же бюджете Минздрав мог бы обеспечить расходными материалами для операций на сердце втрое больше украинцев! Так воровство бюджетных средств превращается в убийство пациентов, в геноцид украинцев.

    И все-таки наиболее громкий успех Бахтеевой за последнее время — это государственная программа по закупке маммографов, которую она, по данным антикоррупционных организаций, лоббирует с 2012 года. В 2015 году эти усилия увенчались успехом: маммографы попали в план закупок Министерства здравоохранения Украины. Всем отраслевым специалистам известно, как тяжело сейчас добиться увеличения финансирования государственных программ по здравоохранению, в условиях полной экономии и урезания всех возможных бюджетов. И вот в такой ситуации появляется новая программа на 200 млн гривен (!), в рамках которой надо купить новые маммографы и аппараты УЗИ, причем у отечественного производителя. Этот производитель — харьковская фирма «Радмир», и он уникален. Больше в Украине маммографы никто не делает. Значит, 200 млн отдадут в одни, правильные руки. При этом маммографы будут стоить уже на 32% дороже, а аппараты УЗИ — на 68%, что и неудивительно. Неудивительно и то, что компания, связанная с братьями Фисталями, является эксклюзивным представителем «Радмира». Значит, и на этой сделке Татьяна Бахтеева получит свои миллионы.

    Как Татьяна Бахтеева, украв миллиарды, договорилась с Порошенко

    Все эти факты говорят об одном: теневое влияние Татьяны Бахтеевой на процессы в украинском здравоохранении в последнее время только растет. Даже при Януковиче представители Фисталей не осмеливались звонить конкурентам и рассказывать им, что «мы все решим и все будет по-нашему, договаривайтесь с нами или исчезайте с рынка вообще». Между тем в последнее время, по свидетельствам предпринимателей, такие разговоры — не редкость.

    В то время, как прежний друг и покровитель Татьяны Бахтеевой Николай Азаров собирает марионеточное «правительство Украины в изгнании» и пытается пропагандировать идеи «русского мира» через социальные сети, сама Бахтеева тихо и эффективно делает свою работу с помощью братьев Фисталей. Для выживания «донецкому клану» в здравоохранении нужно, чтобы все оставалось, как при Азарове.

    И это удается: несмотря на то, что в Верховной Раде успешно проходят голосование практически все реформаторские законопроекты,ё буксует. Главным барьером для реформаторских начинаний министра здравоохранения Квиташвили эксперты в один голос называют комитет по здравоохранению Верховной Рады, находящийся в жесткой оппозиции к любым реформам. Несмотря на то, что формально его возглавляет Ольга Богомолец (а может быть, и благодаря этому), влияние Татьяны Бахтеевой в комитете по здравоохранению колоссально. Неудивительно, что Татьяна Бахтеева голосует в комитете против реформы в унисон с Богомолец (приводя с собой голоса других бывших членов «партии регионов») и громит реформу с парламентской трибуны практически теми же словами, что и Ольга Богомолец.

    Пока это положение вещей сохранится, реформы здравоохранения будут невозможны: ни Татьяна Бахтеева, ни ее партнеры по «бизнесу» не смогут получать привычные сверхприбыли в условиях прозрачности. И пока коррупционно-коммерческий «спрут» с политической головой не будет уничтожен — никакой бюджет не поменяет ситуации в нашем здравоохранении. Любые бюджеты будут просто разворовываться, тратиться на поставки ненужного оборудования по многократно завышенным ценам — как и сейчас.

    Тем временем украинцы продолжают умирать из-за «недостатка государственных денег на лечение». А на «откатах» и краденых деньгах снова крепнет старая гвардия Януковича — пока еще бледная, скромная, напуганная Майданом; но неизвестно, какой она будет через несколько лет.

    Бахтеева решила «отжать» здание донецкого госпиталя?

    Закрытие «первого военного госпиталя ДНР» фактически подтверждает боевые успехи украинской армии, так как количество раненых боевиков таково, что официальная статистика идет не на пользу самопровозглашенной террористической республике.

    Потому, как пишет один из врачей, в Донецке закрыли первый военный госпиталь, где были пролечены около 11 тысяч раненных боевиков - такой информацией поделился у своем ЖЖ блогер з псевдонимом Chhaq.

    «Простите, парни, прямой приказ Москвы», – объяснили медикам закрытие госпиталя.

    Сейчас раненых отправляют в гражданские больницы, где оформляют как жертв несчастных случаев, а не участников боевых действий. Что в дальнейшем сводит на нет получение вояками за «русский мир» льгот и других социальных благ. Также врач пишет, что здание госпиталя якобы приглянулось нардепу Татьяне Бахтеевой, которая называет себя «родственницей» Рината Ахметова.

    «В общем, это здание таки очень хочет себе вернуть депутат Верховной рады Татьяна Бахтеева. А всячески способствует этому “министр здравоохранения ДНР” Виктор Кучковой, вот он уж точно является родственником Бахтеевой. Министр долгое время отмахивался “да нет госпиталя, то просто отжатый корпус с непонятным населением, а в реальности его нет”», – пишет блогер.

    По его словам, только недавно пришедший псевдоминистр забыл, что документы давно уж общедоступны. В частности, было «распоряжение» «кабмина ДНР» за подписью «первого вице-премьера» Пургина А.Г.

    «Ну и логичный результат – госпиталь создан, и главврач его просит принять под юрисдикцию минобороны. Ибо от Бахтеевой давление началось сразу – и мощно, больница то такое дело, там кроме медицины еще мноооого чего…

    Приказ о принятии был. Вот только Стрелка, его отдавшего, ушли в течении пару недель - и все, созданный ЕДИНСТВЕННЫЙ госпиталь "ДНР" все остальное время, до этой недели, убивали. И убили», – резюмировал Chhaq.

    Бизнес-империя Татьяны Бахтеевой и братьев Фисталей

    Татьяна Бахтеева и ее коррупционная империя

    Главная задача всех нас, если мы хотим построить новую Украину - это подробнейший разбор и демонтаж всех коррупционных схем в стране. Мы кое-что знаем о том, "как это делалось" в медицинской отрасли, а профессионалы готовы помочь нам и рассказать о подробностях схем наглых миллиардных хищений в здравоохранении. Возмущению тех, кто наблюдал тендерный беспредел и ничего не мог с ним поделать, мы обязаны некоторыми эксклюзивными документами.

    Этой статьей мы открываем проект Медицинского контроля "Доза правды". Речь пойдет об огромной теме, о которой украинский читатель мог узнать только обрывочные факты, куски суждений и мнений, а то и попросту недостоверную информацию: теме закупок медицинского оборудования.

    В этой сфере в Украине сложилось огромное многоголовое лобби, с "краями" в Верховной Раде, в тендерных комитетах, региональных облздравах и, конечно, в кабинетах дельцов от медицины, готовых поставить оборудование по многократно завышенной цене и вынести из украинского бюджета миллиарды. Основные герои нашего расследования: Татьяна Бахтеева, братья Фисталь и многие другие.

    В сфере лоббизма Т. Бахтеевой находится более 22 компаний[1] напрямую или косвенно связанных с братьями Фисталь, которые поставляют медицинское оборудование и расходные материалы на централизованный и региональный сегменты рынка бюджетных закупок Украины (Приложение 1). В 2012 г. объем «выигранных» тендеров основными компаниями «группы Бахтеевой» составил около 1,8 млдр. грн. (в 2011 г. – почти 1,5 млдр. грн.), в т.ч.: – централизованные государственные закупки (34,2 млн. грн., в 2011 г. – 399,2 млн. грн.); – региональные закупки и закупки АМНУ (1745,07 млн. грн., в 2011 г. 1061,55 млн. грн.) (см. Приложение 2 - информация «Вісника державних закупівель» (далее – «ВДЗ»).

    Большинство тендеров выигрывает определенный круг поставщиков, которые при поддержке Бахтеевой стали негласными операторами закупок в Украине. В 2012 г. объем «тендерных продаж»: – ПАО «УМТ» («Укрмедтехника») составлял 453,41 млн.грн. (2011 г. – 150,9 млн.грн.), – ООО «Медгарант» - 296,54 млн.грн. (2011 г. – 151,6 млн.грн.), – ЧП «Донмед» - 191,1 млн.грн. (2011 г. – 78,8 млн.грн.), – ООО «Илатанмед» - 188,0 млн.грн. (в 2011 г. в тендерах не участвовала), – ООО «Мед-Инвест» - 187,45 млн.грн. (2011 г. – 76,4 млн.грн.), В 2011 г. лидерами были: – Фирма «Крас» в форме ООО - 430,68 млн.грн. (2012 г. – 47,4 млн.грн.), – ООО «Альянс Фарм» - 167,45 млн. грн., (2012 г. – 147,6 млн.грн.) – ООО «Медицинская торговая компания» - 158,1 млн. грн. (2012 г. – 87,6 млн.грн.) (см. Приложение 2, информация «ВДЗ»).

    На рынке эти компании «отличаются» низким качеством поставляемой продукции и существенно завышенным уровнем цен. Так, завышение цен по централизованным закупкам (сердечно-сосудистые заболевания, расходные материалы) составляет порядка 40%, а по закупкам оборудования в регионах доходит практически до 83%. Например, цена закупленного регионами ангиографа (Япония) у компании из «группы Бахтеевой» (17,5 млн. грн) существенно выше закупленного в том же году Институтом трансплантологии (10-11 млн.), завышена на 75%; – аппарата наркозно-дыхательного (Франция) – 62%, – кровати функциональной (Турция) на 83% (см.Приложение 3 – «Аналіз використання субвенції відповідно до Постанови КМУ № 371 від 28.03.2011», информация «ВДЗ»). По результатам торгов цены на аналогичное оборудование в разных регионах существенно отличались. Для аппарата УЗИ разница в ценах составляет 480% (от 255 до 1483,46 тыс. грн), аппарата ИВЛ – 510% (от 65 до 400 тыс. грн), рентгена на 3 рабочих места – 219 % (от 1253 до 4000 тыс. грн) (см.Приложение 3 – «Аналіз використання субвенції відповідно до Постанови КМУ № 371 від 28.03.2011», информация «ВДЗ»).

    В 2012 г. фирмы из «группы Бахтеевой» практически не участвовали в централизованных закупках, однако закупки в регионах без участия этих компаний попросту не проходили. При этом ни качество, ни ценовая политика этой группы не меняется из года в год. Например, в 2012 году Днепропетровск закупил линейный ускоритель за 50 млн. грн, и это существенно выше цены закупки подобной техники для Института рака (35 млн. грн); в «Феофанию» был закуплен КТ за 32 млн. грн., что на 10 млн. грн. больше от его реальной цены; тот же Днепропетровск закупил китайские анализаторы крови с 50% завышением цен. При закупке кардиорасходки для НАМН Украины сохранилась прошлогодняя 40% наценка (информация «ВДЗ»).

    Стоит сообщить о том, что в 2012 году Государственная программа закупки регионами рентгенов, маммографов и УЗИ аппаратов отечественного производства по Субвенции из госбюджета была реализована братьями Фисталями, которые организовали корпоративный сговор на рынке и стали основными выгодополучателями, несмотря на то, что кроме их компаний «Фирма КРАС в форме ООО» и ООО «Илатанмед» (вместе получили 78,3 млн.грн.) тендеры выиграли ООО «Телеоптик» (производитель) – 30,6 млн.грн., ООО «Союз Медицини и Технологий» (производитель ТДВ КПО «Медапаратура») – 14,1 млн.грн. и «Фирма Радмир ДП АО НДИРО» – 44,9 млн.грн. Завышение цен на «отечественное» медицинское оборудование, которое на самом деле в основном состоит из низкокачественных китайских комплектующих, составило 40%, что принесло государству более 73 млн.грн. убытков.

    Кроме завышенных цен, компании из бизнес-империи Бахтеевой отличаются проблемами с качеством и срывом сроков поставки своей продукции. В 2011 г. некоторые регионы отказались принимать «желтую» вату и рваную марлю от компании ООО «Альянс Фарм», купленную за счет субвенции. Также проблемными оказались поставки автомобилей скорой помощи. Компании «Крас» и «Горал» пытались поставить Минздраву автомобили скорой помощи, которые не соответствовали ГОСТу[2],[3]. При этом сроки поставки автомобилей существенно затянулись, а автомобили скорой помощи «тип С» были поставлены только в сентябре 2012 г.

    Штрафные санкции, подтвержденные в судебном порядке, составили 33,8 млн. грн. Чтобы не выплачивать штрафы, учредители решили ликвидировать компанию «Горал»[4], о чем не раз писали «Наши Гроши» и другие.

    Многое из оборудования, которое было закуплено регионами в 2011 г. и 2012 не введено в эксплуатацию по тем или иным причинам. По состоянию на начало 2014 года остается не введенным в эксплуатацию на сумму более 88 млн.грн. высокостоимостное медицинское оборудование, которое было поставлено компаниями группы Бахтеевой (Приложение 5). В акте Счетной палаты указано, что большинство тяжелого оборудования (рентгены, КТ, передвижные флюографы), закупленного регионами у данных компаний в предыдущем году, не установлено и не используется по причине низкого качества и отсутствия системы сервисного обслуживания.

    Группой Бахтеевой была создана крайне выгодная для региональных лечебных учреждений коррупционная схема, когда оборудование покупалось, несмотря на то, что помещения под него не были готовы. Прошло более года от момента поставок, и заводская гарантия на это оборудование должна была закончиться. Разумеется, эти замороженные деньги можно было потратить на спасение жизней больных, а не на мариновку оборудования на складах (а то и во дворах). В случае проблем при монтаже оборудования, затраты по его ремонту ложатся на государство. Яркий пример: до сегодняшнего дня не ввели в эксплуатацию линейный ускоритель Сименс в Центре ядерной медицины Киевского онкоцентра, закупленный в 2008 году (sic!) за 40 млн.грн.

    Аналогичная ситуация сложилась и в Академии медицинских наук. Так, в Институте им. М.М. Амосова НАМН Украины не установлены МРТ и ангиограф; Институте нейрохирургии - КТ и ангиограф; Институте ядерной медицины и лучевой терапии - Комбинированная система для радионуклидной диагностики (ОФЭКТ/ПЭТ/КТ) Anyscan; в Институте неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака двухпроекционный ангиограф. Все это неустановленное оборудование куплено в 2011-2012 гг. у компаний, которые находятся под крылом Бахтеевой (по результатам инвентаризации, проведенной в мае 2013 г.).

    «Неудобные» участники рынка в интересах схемы отсеиваются всеми возможными методами и средствами. Бизнес-империя Бахтеевой ведет жесткую политику по «продавливанию» своей продукции в регионы Украины и подавлению своих прямых конкурентов, и менять свои бизнес-принципы не собирается. Пример: в этом году в Институте нейрохирургии НАМН Украины при закупке КТ фирмы «Тошиба» за 18 млн. грн. не был допущен к тендерам КТ фирмы «Сименс» стоимостью 12 млн. грн.(данные «ВДЗ»). При проведении тендеров технические требования прописываются так, что не «проходят» ведущие мировые производители. В Ровно при закупке КТ прописано медико-технические требования, под которые не попадает мировой лидер «VARIAN» (снова данные документации конкурсных торгов «ВДЗ»). Такие примеры при проведении тендеров в регионах и НАНМ Украины носят массовый характер.

    Используя свою близкую связь с первым заместителем Гослекслужбы Украины Инной Демченко, Татьяна Бахтеева пытается препятствовать или затягивать регистрацию оборудования конкурентов. Так, рентгены одного из ведущих мировых производителей – фирмы «Сименс» регистрировались в Гослекслужбе Украины на протяжении 8 месяцев. В прошлом году ни один автомобиль скорой помощи, кроме автомобилей компаний «КРАС» и «Горал», не получил регистрационного свидетельства, пока не прошел тендер Минздрава (Приложение 6 – «Реєстрація автомобілів швидкої медичної допомоги в 2011 році»). А после тендера автомобили ведущих отечественных производителей автоспецтехники НПО «Практика» и «ЛАЗ» сразу прошли процедуру регистрации (сайт Гослекслужбы). В 2012 году эта ситуация повторилась. В преддверии региональных тендеров на закупки автомобилей скорой помощи Гослекслужба затормозила регистрации и перерегистрации всех производителей подобной техники. Это коснулось тех же ЛАЗа и «Практики». А дистрибьютор российского ГАЗа компания АИС не могла более года получить регистрацию на свою скорую помощь на базе «Газели» (сайт Гослекслужбы). В конце августа 2012 года Демченко в интересах Бахтеевой отменила регистрацию отечественного производителя рентгенов – завода «КВАНТ» (Харьков), который отказался участвовать в корпоративном сговоре по «распилу» субвенции, и отечественный производитель проиграл все тендера в этом году.

    Минздрав не предупредили. Татьяна Бахтеева, Анатолий Дырив, Павел Петренко, Гослекслужба и все-все-все

    О тайных и явных играх вокруг украинского Минздрава и безвременной следственной комиссии Верховной Рады

    Говоря о конфликтах вокруг Минздрава, большая часть полуофициальных украинских СМИ называет имена народного депутата Татьяны Бахтеевой и министра здравоохранения Раисы Богатыревой. Обе – представительницы партии власти, обе из Донецка. Однако пост министра здравоохранения в Украине только один. Впрочем, место главы депутатского комитета по здравоохранению тоже только одно. Отсюда и конфликт. Стороны ссорятся цивилизованно: в основном с помощью нанятых журналистов, друзей-редакторов, депутатов, политологов, общественников и т.д. Именно поэтому, как только вокруг Минздрава возникает очередная вереница ярких разоблачительных публикаций (зачастую, увы, заказных), знающие люди в основном поминают Бахтееву и Богатыреву.

    Однако последнее время все больше звучат другие фамилии: Дырив и Петренко. Депутаты Дырив и Петренко обвинили Минздрав в краже 50 миллионов гривен; через неделю – уже 100 миллионов. Депутаты Дырив и Петренко пресекли коррупционный тендер. Через неделю – опять пресекли, уже в другом месте. Депутаты Дырив и Петренко сравнили цены на лекарства в Украине и в Венгрии, убедились, что у нас цены выше на 30%. Через неделю – уже на 60%. Обличения следуют одно за одним.

    Депутаты входят в так называемую Временную следственную комиссию Верховной Рады по расследованию фактов злоупотребления в Министерстве здравоохранения. Теоретически никакого отношения к конфликту между Бахтеевой и Богатыревой они не имеют. На практике – все всё понимают.

    Факты налицо

    Временная следственная комиссия по Минздраву была создана в мае 2013 года, когда текущий политический момент крайне благоприятствовал охоте на ведьм в Минздраве. Созданию комиссии предшествовала трехмесячная артподготовка: зимой 2013 года в украинских СМИ широко развернулся скандал с якобы «погибшими от вакцин детьми». В скандале участвовал относительно узкий круг журналистов (в основном выступавших под псевдонимами) и депутатов. Так, нардеп Павел Петренко неоднократно выступал с запросами и обращениями о вакцинации и о детях, не уставая бомбить правоохранительные органы внушительными бумагами с депутатской печатью.

    Заказная природа как самого скандала, так и вялых попыток «отбиться» была как на ладони: до конца кампании никто так и не назвал имени ни одного из 11 детей, якобы погибших от вакцин. Причины очевидны: результаты журналистских расследований показали, что один из детей, к примеру, погиб в результате отравления марганцовкой, которой его по трагической случайности напоила мать. Однако к тому времени задача была уже достигнута. Крепко сколоченное (разумеется, без участия депутата Татьяны Бахтеевой) парламентское лобби проголосовало за создание специальной комиссии по Минздраву. Задачей 13 народных избранников было разобраться в том, что же на самом деле происходит в министерстве и в здравоохранении в целом, а по результатам – выступить с отчетом. В отчете должны были оказаться факты и доказательства, чтобы или подтвердить факты коррупции, злоупотреблений и халатности в Минздраве, или опровергнуть.

    Во главе комиссии оказался «батькивщиновец» Анатолий Дырив, очень небогатый нардеп, всего с 84 тысячами гривен годового дохода, выигравший выборы по мажоритарке – видимо, в кредит. Заместитель – Олег Гелевей из «Свободы». В состав, помимо прочих, вошел уже знакомый нам Павел Петренко, личный друг Арсения Яценюка.

    Основные гребущие участники регаты определились. Перед остальными, менее гребущими депутатами, по мысли бенефициаров комиссии, стояла чисто техническая задача: им нужно было молча согласиться с тем, что в итоге напишут в отчете. По этому принципу сформировали состав временной комиссии: из 13 человек, ее составляющих, только четверо являются медиками. Остальные никакого отношения к медицине не имеют (в их число входят юрист Петренко и просто политик Анатолий Дырив). А для того, чтобы у них не возникло желания разобраться в вопросах здравоохранения (мягко говоря, не самых примитивных), комиссия не злоупотребляла заседаниями. За полгода ее работы депутаты собирались 6 раз. Что может за 6 раз понять в медицине депутат-юрист, например? Ничего. Итак, нардепы должны были единогласно подписать документ, выработанный не ими, а кем-то извне.

    Расчет не удался. Почти половина членов комиссии отказались подписывать отчет. По словам депутата Журавского, с выводами комиссии он ознакомился во время самого последнего заседания. Насколько он остался доволен увиденным – понятно уже из того, что его подпись под документом не стоит. Зато у Павла Петренко были все основания считать себя героем дня.

    Отчетик из табакерки

    «По данным Национального бюро расследований Украины, депутат из «Батькивщины» Павел Петренко текст отчета следственной комиссии по Минздраву с явно раздутой критикой регионалки Раисы Богатыревой получил на флешке… от одного из помощников регионалки Татьяны Бахтеевой», – пишут в СМИ. Неудивительно, что такой отчет остальные члены комиссии не восприняли радостно. Впрочем, может быть, это слухи, и никаких темников на флешке Петренко от Бахтеевой не получал.

    Однако сам отчет содержит несколько интересных моментов. В частности, он почему-то заканчивается призывом дать побольше полномочий Государственной службе Украины по лекарственным средствам. Это тем более удивительно, что никто не уполномочивал Временную комиссию делать такие выводы, которые никак не совпадают с темой злоупотреблений и коррупции в Минздраве. Однако это объяснимо, если вспомнить сообщения СМИ о том, что замглавы Гослекслужбы Инна Демченко – человек Татьяны Бахтеевой.

    Становится понятно и то, почему весь последний месяц работы комиссии нардеп Павел Петренко не уставал лоббировать расширение полномочий Гослекслужбы. Иной раз даже сам нардеп понимал, что перегнул палку с пиаром: например, 10 сентября на сайте Цензор.Нет, традиционно поддерживающем почти все выступления Петренко, была опубликована новость «Контролем фармацевтического рынка должна заниматься Гослекслужба, – Петренко». Через несколько часов новость удалили, хотя в ней не содержалось искаженных цитат. Впрочем, текст новости остался в кэше Гугла, а ссылки – в Интернете.

    Для тех, кто еще сомневается, что Петренко знает толк в пиар-атаках, интересный пример: в комментариях под материалом, в котором критикуется деятельность Петренко, внезапно появляются тролли, которые под разными именами, но под одним и тем же IP-адресом пытаются его защищать.

    Удивляет вера нардепов Петренко и Дырива, подписавших отчет, в Гослекслужбу: на сегодня никаких оснований для такой веры, увы, нет. Ни одного заметного достижения за этим ведомством в последние несколько лет не числится. Сами чиновники Гослекслужбы уже чувствуют себя не очень хорошо от сваливающихся им на голову все новых и новых полномочий, и готовы от них отказаться. Так, на днях все та же Инна Демченко прилюдно отреклась от ответственности Гослекслужбы за контроль над транспортировкой, хранением и применением вакцин в Украине. Это при том, что данный круг обязанностей очерчен в самом положении о Гослекслужбе. Иначе, как актом отчаяния и скрытым бунтом против навязываемых «крестной матерью» Гослекслужбы Татьяной Бахтеевой полномочий это не назовешь. Даже если эти полномочия приносят деньги – не в деньгах счастье, надо же иногда и отдыхать.

    Еще один интересный факт: Гослекслужба говорит о том, что якобы в Украине только 1% лекарств являются некачественными, а Анатолий Дырив полагает, что все 33%. Но все эти мелкие несогласия можно забыть ради великой цели и ради дружбы с Татьяной Бахтеевой.

    Увы, цель достигнута не была.

    Итог: слабовато

    Какие могут быть претензии к нескольким народным депутатам, которые решили заработать немного… скажем так, реноме на медицинских темах? И к мужественным чиновникам из Гослекслужбы, которые, пренебрегая своими прямыми обязанностями по контролю над вакцинацией, принуждены заниматься интригами и межведомственными разборками с Минздравом? Никаких. Кроме одной: в полемике между депутатами и Минздравом не прозвучало ни одного голоса врача, фармацевта, пациента. Видимо, электорат в Украине до реальной политики, по мысли депутатов, еще не дозрел.

    Возможно, именно в силу слабой связи с реальным миром, Временную следственную комиссию называют провальной, а отчет слабым. Квинтэссенцией отчета стали несколько заявлений Дырива и Петренко «Долой Богатыреву!», вяло поддержанных интернет-изданиями. Впрочем, то же самое депутаты говорили полгода назад – так стоило ли собирать комиссию? Увы, конкретных фактов злоупотреблений депутаты не нашли, кроме сомнительных утверждений, что Украина закупает лекарства дороже, чем Венгрия. Чтобы удивиться разнице цен на лекарства в разных странах, воистину нужно быть нардепом-юристом: аналитики фармотрасли в этом ничего удивительного почему-то не находят.

    Многие, в том числе и сами члены комиссии, отмечают: во время подготовки отчета экспертов, врачей и фармацевтов практически не слушали. Регионал Виталий Журавский отмечал, что в отчет временной комиссии вкралась ложная информация. Роман Илык из Батькивщины снисходительно объяснил эти ошибки низким уровнем профессионализма членов комиссии в медицинских вопросах. Учитывая, что половина медиков из 4, входящих в комиссию, отказались подписать документ, в это легко верится. Увы, не стоит объяснять, насколько серьезным будет отношение правоохранителей к отчету, в котором непрофессионалами собраны сомнительные факты, приправленные… информацией самих правоохранителей. Сведения о количестве возбужденных против Минздрава дел, которые Петренко сейчас выдает за некую новую истину, были предоставлены ему МВД по депутатскому запросу еще 4 месяца назад.

    Однако там, где что-то заканчивается – что-то новое всегда начинается. В случае с Временной следственной комиссией Анатолия Дырива и Павла Петренко, кажется, начнется что-то очень новое. Сам Анатолий Дырив полагает, что деятельность ВСК продолжать никакого смысла нет. Эта позиция объяснима для человека, у которого кончился грант, и охоты дальше разбираться в путаных делах здравоохранения совсем не осталось.

    Но депутаты приходят и уходят, а Татьяна Бахтеева и Раиса Богатырева остаются. Чего ждать дальше – митингов, пикетов, очередных сливов компромата? Всего, чего угодно, кроме участия врачей или пациентов в страшно далеких от народа политических играх.

    Источник: Прокурорская Правда